Пока внучки ждут, бабушка живет в больничной палате - Живи сейчас

Пока внучки ждут, бабушка живет в больничной палате

В конце 2018 года Светлане стало трудно дышать. Трудно и страшно. Вызвали скорую. Увезли в реанимацию. Подключили к аппарату искусственной вентиляции. Три месяца в реанимации, а потом перевод в больничную палату. С тех пор, на аппарате ИВЛ, с трубкой в горле, Светлана живет в больнице в Ростовской области.

Сбор был открыт в рамках участия в проекте «Забег с целью» благотворительного фонда «Глубже слов». Проект закрыт. Увы, нужная сумма не собрана. Поэтому средства направлены на уставную деятельность фонда, а именно — оплату 10 индивидуальных консультаций психолога. Когда один из членов семьи сталкивается с тяжелым заболеванием, это отражается и на его близких. Часто старые друзья исчезают, найти новых сложно, поскольку всё время и силы направлены против БАС, и семья остается наедине с болезнью, оказывается буквально изолированной. Поэтому людям с БАС, их близким и ухаживающим крайне необходима психологическая и эмоциональная поддержка.
Собрано
28 500 руб.
Нужно
470 000 руб.

Сроки сбора: 27 мая — 22 сентября 2019 г.

На что нужны средства: приобретение аппарата искусственной вентиляции легких.

Какую проблему решаем

В конце 2018 года Светлане стало трудно дышать. Трудно и страшно. Вызвали скорую. Увезли в реанимацию. Подключили к аппарату искусственной вентиляции. Три месяца в реанимации, а потом перевод в больничную палату. С тех пор, на аппарате ИВЛ, с трубкой в горле, Светлана живет в больнице в Ростовской области. И хочет вернуться домой.

История Светланы Мироненко

Светлане Мироненко не было и 50, когда в 2016 году ей поставили диагноз БАС. Боковой амиотрофический склероз — это необратимый процесс гибели двигательных нейронов. Проще говоря, у человека с абсолютно ясным сознанием самые разные мышцы тела постепенно перестают получать сигналы из мозга. Это касается не только мышц рук и ног, но и, например, мышц диафрагмы.

В конце 2018 года Светлане стало трудно дышать. Трудно и страшно. Вызвали скорую. Увезли в реанимацию. Подключили к аппарату искусственной вентиляции. Три месяца в реанимации, а потом перевод в больничную палату. С тех пор, на аппарате ИВЛ, с трубкой в горле, Светлана живет в больнице в Ростовской области.

Дома Светлана всегда была главной по хозяйству: муж Геннадий Иванович работал, а на Светлане — дом, внучки. Сейчас их дочь Елена — главная кормилица в семье. Геннадию Ивановичу пришлось оставить работу на фермерском хозяйстве, чтобы быть рядом с женой. Он освоил все тонкости ухода за супругой, научился менять фильтры в дыхательном аппарате. Им бы домой такой аппарат — и семья бы снова воссоединилась. Но сколько ни писали писем в местный Минздрав, в больницу — ответ один: аппарат ИВЛ на всю районную больницу один-единственный, и его не могут выдать Светлане домой.

Каждый день дочка Елена возвращается с работы и готовит для мамы специальную еду, чтобы потом отвезти ее в больницу, где Геннадий Иванович будет кормить Светлану через специальную трубку в гастростоме.

После установки трахеостомы Светлана говорить не может. Лена привозит внучек в больницу навестить бабушку. Те рассказывают ей свои новости. Бабушка плачет и пишет им записки — благо, руки, несмотря на болезнь, еще работают. Бабушка хочет домой. Но чтобы дома она могла дышать, ей нужен аппарат ИВЛ, который стоит 470 тысяч рублей. Без нашей помощи семья не справится с такой суммой.

Сбор создан в рамках участия в проекте «Забег с целью» благотворительного фонда «Глубже слов».