АЛЕКСЕЙ ПАЕВСКИЙ,
главный редактор ПРОЕКТА «НЕЙРОНОВОСТИ»
апрель 2017
Успеть как можно больше
Виктор Кушнерев – очень необычный человек.
И семья его очень необычная.
Сам Виктор Васильевич почти полвека отдал авиации.
Сразу после Бауманки он отправился на завод, разрабатывавший
и производивший электрические приводы и электрогенераторы
для самолетов и ракет: ведь современный самолет без электричества — никуда.
Он прошел все этапы пути — от обычного инженера до заместителя генерального конструктора и директора завода. Десятки изобретений, сотни изделий. Практически на всех отечественных самолетах и зенитных ракетах стоят разработки Кушнерева и его предприятия: генераторы электроэнергии, приводы механизации крыла, авиационных пушек…
В новом МС-21, первый полет которого состоится совсем скоро, тоже будут разработки «Аэроэлектромаша».
В новейшем истребителе ПАК ФА — тоже, как и в самых совершенных в мире зенитных ракетах или в непревзойденных стратегических бомбардировщиках Ту-160, самых больших в мире сверхзвуковых самолетах. Пятьдесят лет на одном заводе. Докторская диссертация, десятки научных работ. Десятки диссертаций, защищенных учениками.
Семья Виктора Васильевича тоже началась с завода — в «лихие 90-е» предприятие собирались банкротить и раздирать на куски. Директор Виктор Кушнерев вместе с главным бухгалтером Натальей Павловой возглавили вывод завода из банкротства. Сначала они стали боевыми товарищами — плечом к плечу спасали свое предприятие. А потом стали сначала друзьями, ходили вместе в театр, на каток, гуляли… Советы по работе переросли в житейские советы, в разговоры о жизни. А затем, когда предыдущие семьи прекратили существование (у Виктора Николаевича супруга скончалась, у Натальи семья просто распалась) — мужем и женой.
Беда пришла под новый, 2016-й год: Виктор начал оступаться в танце. Диагноз обрушился на семью в марте. Но после первого же шока Наталья и Виктор решили: они пройдут то, что им осталось вместе.

У человека масштаба Кушнерева была возможность лечь в клинику и жить под присмотром врачей, но Виктор Николаевич провел в ней всего неделю. Как только стало понятно, что в группу экспериментального лечения он по показателям не проходит, моментально вернулся домой и решил просто отдать как можно больше времени своему детищу.
До октября прошлого года Виктор Николаевич ездил каждый день на работу. Пока он мог держать в руках компьютерную мышь, пока мог управлять коляской — он ездил. До тех пор, пока осенняя простуда не подкосила его и не заставила провести неделю дома, что привело к очередному прыжку болезни вперед…

«Когда он въезжал на завод, где провел 50 лет, он преображался. Его детище будто давало ему дополнительные силы», — говорит Наталья. Впрочем, даже потом ему звонили коллеги, спрашивали совета. И, что важно, беда, случившаяся с Виктором, дала впервые для многих, кто был обязан ему, возможность отплатить взаимной помощью. Хотеть всего достичь самостоятельно было главной чертой характера Виктора, теперь он учится принимать помощь.
Сейчас единственная возможность общения — азбука и дверной звонок, подложенный под голову — позвать того, кто в дома. Но и даже сейчас Виктор Николаевич пытается быть самостоятельным настолько, насколько можно. Оставить за собой то, что можно — хотя бы возможность самому жевать, например, — это очень важно…

Как важно и Наталье быть с ним все время, и найти возможность для себя как-то выразить себя сейчас. Она устроила себе рабочее место у окна рядом с супругом — и начала осваивать рисование. А новые произведения вывешиваются на стене так, чтобы мог видеть Виктор.

…А еще Виктор Николаевич писал стихи. Да, во второй половине жизни многие «технари» начинают рифмовать, но это — удивительные, зрелые, настоящие стихи, настоящая поэзия. На сайте stihi.ru его произведения до сих пор популярны, а одна поэтесса, с кем он долгие годы вел поэтический диалог, издала его в нескольких томах.
А когда тебя не станет,
чья-то воля крепче стали
овладеет вдруг тобою
и покажет, что есть что:
в смерти есть немало стадий —
смерть не спринтер, больше стайер —
так что ты готовься к бою,
чтоб не мучиться потом.

За рожденье будешь драться,
чтоб других заставить драпать,
не сумеешь — будешь вечно
прозябать в глубокой тьме —
вкус узнаешь этой драмы,
где нет смысла и нет драйва,
где ты будешь бесконечно
прозябать так, как в тюрьме...

Без эмоций и без чувства
будешь жить подобно чукче,
ощущая трансцендентность
своего второго «Я»;
ждать рождения как чуда,
разгонять химер и чудищ,
обреченной на бездетность
в вечном мраке бытия...

Будешь за порядок биться
в вязкой грязи, словно битум,
уповая на одно лишь —
возрожденье к жизни вновь...
Победишь коль в этой битве,
намотаешь трос на битенг,
в жизнь опять придти изволишь,
чтоб вкусить ее — любовь...
Текст — Алексей Паевский, главный редактор «Нейроновости»

Фото — Алексей Паевский